О месте религии в постсоветском обществе

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

Советские люди совершенно справедливо отмечали, что отсутствие религии, практически полное, в их жизни - нанесло огромный урон нравственности и привело к возникновению целого поколения абсолютно беспринципных людей, тех, кто не застал даже войны, когда был всплеск религиозности, тех, кто созрел после кукурузного дегенерата и кому заменили религию Стругацкие и Парнов.

Все эти комсомольцы-бандиты-либералы с подошвой вместо лица из 80-х - 90-х - типичные дети Емельяна Ярославского. Советский человек без Б-га - или потенциальный вор и уголовник, поскольку кроме ментов, его ничем не остановить, или папуасского типа язычник, который заряжает воду или ест топинамбур, чтобы прожить 200 лет, или - тайком, по своему разумению, но придерживающийся христианских норм (я не оговорился, в советском Баку я знал азербайджанцев, которые стихийно тяготели к православию и скрываясь от родственников, даже не властей, ходили в Александро-Невский морской собор на улице Видади).

Понятное дело, что вопрос о возвращении религии, (в России и на Украине, несомненно, именно православия), в общественную жизнь - лежал на поверхности, но советские так давно были разлучены с религией, что представляли её чистым светом, прочно позабыв её родовые изъяны, которые включаются, только когда церковь выходит из загона. К ним относится несомненная тяга к проникновению в государственные дела, склонность плодить изуверов и сумасшедших неофитов, возбуждение в людях дремучего иррационализма и потакание массовым психозам.

И, главное, вчерашние советские люди, которым обрыдла государственная цензура во всех сферах, забыли, что за религией нужен контроль во что бы то ни стало. Сами служители культа не способны к автономному плаванью категорически. Вещь, кстати, которая была хорошо ясна ещё в византийские времена, когда церковная и светская власти уравновешивали друг друга во всём, находясь в перманентном клинче.

Императоры были чаще армяне, а патриархи - чаще эллины, у тех и других были резиденции и свои дворы, настроенные почти всегда антагонистически. В России византийский дуализм был со времён Грозного до Петра, и закончился, когда реформатор вообще устранил патриархию, введя Священный Синод и обер-прокурора. В разные годы управляли Синодом подолгу разные люди - но чаще это был умеренно настроенные дворяне, иной раз - генералы, был в один период даже итальянец, принявший православие по случаю, но все ответственные, здравомыслящие люди. И только при последнем царе на этот пост прорвались чокнутые - и началось мельтешение мистиков, масонов, психопатов и распутинских прихлебателей.

Вообще, общественный контроль за церковными структурами представляется ныне насущно необходимым. И несмотря на то, что церковь в России отделена от государства, её влияние на общество растёт год от года, растут и аппетиты, церковь, по мере укрепления, неизбежно увеличит свои запросы, ну, поскольку мировая история и история христианских держав просто не знает других вариантов развития, кроме бесконечной инфляции клерикальных интересов. Но уверяю, ни Кролики-Вишневские, ни Резники, ни вообще, вся эта пархатая дивизия совковых совестливцев, не способны уравновесить прогнозируемый рост клерикального влияния в России.

Более того, вся "богба" этой публики компрометирует саму идею, поскольку эти признанные совковые русофобы сражаются не с усилением позиций церкви, а с Россией, а это, мягко говоря, не одно и то же, и только укрепляет клерикализацию методом от противного. И страшно тут вовсе не введение "инквизиции" прямо из писанины стругацких, (чем пугают либерасты), страшно, что сломается "хрустальный молот", который жизненно важен для общества.

Причём, этот перелом не обязательно возникнет, как Великая Французская Революция или Красный Октябрь. Католическая церковь во Франции оказала огромное влияние на французскую историю и культуру, и множество раз вставала на защиту Франции - тут аналог с Россией просто напрашивается. Церковь имеет там, со времён Франциска 1-го, некоторую автономию (не автокефалию, а именно автономию в ряде вопросов), и носит определённые черты национальной церкви.

После 1789 года во Франции было ещё несколько антиклерикальных выступлений, менее кровавых и разрушительных, (исключение тут одно - Парижская Коммуна, когда расстреляли архиепископа Парижского Жоржа Дарбуа), всякий раз церковь выходила из очередного кризиса изрядно потрёпанной и потерявшей в авторитете, но после каждой реставрации снова наглела, и вела себя, как без малейших вынесенных уроков, и закончилось это тем, что в начале нынешнего столетия архиепископом Парижским сделали польского ашкеназа, который непрерывно махал там мылом и абажурами, скакал с арабами, паралитиками и негритянками, а "поднимался" под руководством польского клоуна Иоанна Павла 2-го, и авторитет церкви во французском обществе пал так низко, что она, по сути, не способна ныне повлиять ровным счётом ни на что, и ей остаётся только следить за исчезновением народа, который был ей вручён ещё королём салических франков Хлодвигом, сыном Хильдерика.

В России в один момент просто надломится "хрустальный молот", это может пройти незаметно, без погромов, просто голос церкви вдруг возьмёт и пропадёт, совсем исчезнет, точнее, будут его слушать каие-нибудь три старушки. Кто займёт этот вакуум? Сунниты? Шииты? Адвентисты? Людоеды? Папуасы? Содомиты?

Плоха будет та церковь, которая не желала бы могущества, как в эпоху Юстиниана, но такого рода могущество - для государства будет просто фатально. Клерикализация общества отшибёт напрочь всякий технический прогресс и приведёт к обострению общественных конфликтов. Почему? Потому что так было всегда. Церковь - это типичная дурная корова, которая хорошо доится. Если за ней не приглядывать - начнёт скакать и сломает ногу, но если следить - обеспечит всех молоком и сыром до 7-го колена.

Церковь, если подробнее, должна возродить многодетную семью в Россию, и остановить, тем самым, вымирание, отразить наскоки на русский народ внешних сил - протестантов и чокнутых сектантов, заграничных радикальных мусульман, декадентов, вроде тех, что держали "группы смерти" в Контакте, либералов, прочих идеологических интервентов, но церковь не должна навязывать креационизм в светских школах, или свой взгляд на историю и социологию в светских ВУЗах. Церкви, к примеру, нельзя вторгаться в институт светского брака, или чему-то учить тех, кто не относится к её прихожанам. Церковь категорически не должна проникать в суды и парламент, как-либо ограничивать свободу слова и совести и т.д.

Проблема в том, что в русской истории последнего времени нет опыта обоюдополезного сожительства церкви и государства - после периода, когда церковь довлела над обществом, был период, когда общество расплющило церковь в блин.

Есть только один вариант мутуализма, который основан на строгом разграничении областей. И это разграничение нужно определить задолго до момента, когда аппетиты клерикалов разгорятся до такой степени, что от них потребуется отбиваться чем попало.

Впрочем, грозные признаки возможного противостояния ощущаются. Церковь принялась зондировать общество на предмет готовности прогнуться под её аппетиты, причём, не через своих официальных лиц, а с помощью неофитов и прочих безбашенных радетелей, которые уже начали путаться под ногами и портить. Свежайший пример - долбанутая, как выяснилось, крымская прокурорша, мордашка которой стала одним из символом возвращения Крыма, теперь источник широкоформатного клерикального идиотизма, что косвенно стало порочить саму идею энозиса Крыма.

Амирам Григоров

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк