Други

Друзья. Их мало. Не имей сто друзей. Приятели.

Рождественские прогулки по Донецку

Утро 5-го января. Из Мариуполя выезжаю в Донецк, там куча дел: племяннику стукнуло три года и одна хорошая девушка, которая не так давно, как и я, жила в Донецке, решила назначить там встречу 6-го января. В рюкзаке мандарины и мыльные пузыри.

В Еленовке на блок-посту ДНР вместе с мужчинами попросили выйти всех девушек до 35-ти лет с документами. Проверили прописку и отпустили. За неделю до этого на блок-посту между Макеевкой и Донецком просили выйти всех девушек до 30-ти. Сестра говорит, проверяли не только документы, но и руки, и затылок (искали татуировку на шее). Она в первый раз обрадовалась, что так и не сделала ее, хотя хотела какие-то иероглифы.

Город, как город. Месим снег пополам с водой и едем к сестре на съемную квартиру в Калининском районе мимо выжженного бока «Дружбы» и забитой фанерой «Бруснички». Месяца два назад они выехали из Первомайского в Донецк: тут у сестры до недавнего времени была работа и муж привязан к больнице со своим гемодиализом.

Село Первомайское сразу за Песками по трассе. Пешком от его края до самих Песок минут за 20 можно дойти. Раньше раздолбанный сельский автобус довозил до жд вокзала Донецка минут за 30-40. Теперь в Донецк ездят через Красноармейск и Селидово.

Единственный частник делает 2 рейса в день: первый утренний - до Донецка, второй обеденный – обратно. До Красноармейска – 50 км, по дороге другие села – Карловка, Нетайлово, Чкалово. И на всех этот единственный рейс.

Говорят, по утрам там апокалипсис. А с 31 декабря по 8 января водитель устроил себе перерыв. Погрузил, так сказать, сельскую местность в блокаду.

На пороге встречают племянники. «Я должна сегодня с тобой наиграться, чтоб завтра не ходить и не искать тебя по дому», - говорит Поля. Последний раз я видела их в мае, потом пол лета они просидели с бабушкой в Урзуфе, потом уехала я.

Аспирин. Героин. Стирол. Трамадол

11 апреля, 2005 года

Как известно, милиция у нас теперь не то, что раньше – ежедневно и напряженно разоблачает все, что раньше не разоблачалось, в прессе все больше и больше заметок повествующих о новых победах, в том числе над наркотиками. То один, то другой незадачливый дилер оказывается случайно пойманным и изобличенным. Килограммы соломки, кульки марихуаны, мешочки экстази и граммульки кокаина – безжалостно вырываются милиционерами из рук «не крышованых» мелких конкурентов. Я немножко знаком с этой темой и хочу кое-что рассказать.

Вы, конечно, знаете, что уже много лет горловский «Стирол» успешно выпускает геро…, тьфу, трамадол, который на момент выхода с завода, является, вдобавок, самым дешевым трамадолом в Украине. Долгое время я даже винил себя в этом (будучи наивным и тщеславным). Я вспоминал начало фармации на «Стироле». Однажды мы спорили о следующих шагах после выпуска изначальных аспирина и парацетамола, о необходимых рекламных и дистрибьюторских усилиях и я сказал им, что, мол, без усилий только наркотики хорошо продаются, например трамадол. У них подозрительно заблестели глазки, и я добавил – вы же не собираетесь его производить? Это стремно, у трамадола нет никакого медицинского применения интересного крупному заводу, только наркоманское.

Однако производить они его начали довольно быстро.

Несмотря на наличие прямой аналогии с концерном «Байер», а те, как известно, поднялись на производстве аспирина и героина, я думал, что производство «героина наших дней» санкционировано только на основании рейтингов, с подачи средне высокого звена (тех моих собеседников). Шеф «Стирола», в отличие от меня, наркотиков не употребляет, наркоманов ненавидит, а свой народ любит, холит и нежит. Но и «Байер» очень любит и уважает, и берет пример. Прибыль есть прибыль, а как учил нас Карл с Фридрихом - ну, вы знаете. Однако когда, с милой непосредственностью, он зачерпнул жменю готовых капсул и насыпал в карман ближневосточному экскурсанту возможному крупному покупателю, сказав, улыбаясь при этом: «Наши наркоманы его пррросто обожают!», все стало понятно - как обычно, нечто приносящее деньги стремным казалось только мне. Но за то вина теперь не на мне.

Рынок очень хорошо принял этот препарат. В первые годы он продавался практически бесконтрольно. Лично я запретил его продавать у себя, но остальные аптеки и несуны продавали во всю. Но это были цветочки. Вместе с ростом популярности появились и препоны, строго проверяемая рецептурная продажа. Аптеки уже должны были выбирать или не торговать им вообще или продавать очень много (так как деньги ментам надо было платить большие). Некоторые выбрали первое (по рецептам много не наторгуешь, но хранить, следить за фармацевтами надо по полной программе).

Убит Александр Кучинский

Тела двух человек обнаружены в субботу под Славянском, сообщает официальный сайт Главного управления МВД Украины в Донецкой области.

В Славянский горотдел милиции поступила информация о том, что 29 ноября в 18.20 на даче в сел. Богородичное Славянского района с колото-резаными ранениями обнаружены трупы мужчины и женщины.
На место незамедлительно выехала следственно-оперативная группа, которая проводит мероприятия по установлению обстоятельств случившегося и принятию мер по раскрытию тяжкого преступления.
Установлено, что потерпевший имел отношение к журналистской деятельности.

Как сообщили коллеги, убитыми оказались журналист Александр Кучинский и его жена Вера.

Кучинский - работал в газете Весть, где вел криминальную хронику. Позже - владелец и главный редактор газеты Криминал Экспресс. Он автор целой серии книг на криминальную тематику, из которых самой известной считаются Хроники Донецкого бандитизма, в которой Александр препарировал кровавую историю Донецка и окрестностей в девяностые годы.

"Саня [...] подавал в суд на Пинчука и Кузина, которые на базе его книги "написали" свою "Донецкую мафию" - тупой плагиат с вкраплением политических моментов - ну всякой там отсебятины от так сказать "писателей". Я приходила на процесс свидетелем. Но... много лет длившийся суд так ничего и не дал. А книга [Кучинского] не столько художественна, сколь хороша, как антология. Это было хорошо, что он это сделал. Я немного и Юрчик с удовольствием ему помогали. Без спросу он ничего ни у кого не брал в эту книгу. Это уж точно", вспоминает коллега Елена Смирнова.

Леся Орлова о неуклонном движении вниз

Очень модная фишка сейчас в отечественных сериалах - герой-эпизодник "интеллигентный бомж". С юморком так всегда, озорно, с внезапными проблесками недюжинного интеллекта и с цитатами из классиков, пишет у себя в Фейсбуке когда-то дончанка, а теперь москвичка Леся Орлова.

Этим летом у нас в подземном переходе человек играл на гитаре. На электрогитаре, подключая ее в маленькому "усилку". С тех пор, как из нашего перехода Сергей Семенович распорядился вычистить позорный пережиток прошлого в виде ларьков с косметикой, плюшками и ремонтом обуви-часов, банкоматов, а заодно пункта охраны, ходить там вечером стало как-то неприкольно, знаете ли. Такая залитая ярким светом "кишка", пустая абсолютно, только гулкое эхо твоих собственных шагов, которые ты ускоряешь едва ли не до бега. Теперь, кстати, уже не очень пустая, потому что там стала собираться компания бомжей.

Так вот. Человек этот летом играл на электрогитаре - в пустом переходе. На голове у него при этом была хипстерская вязаная из разноцветных ниток шапочка, лет ему, думаю, за пятьдесят - крепких музыкантских таких, вполне алкогольных и вполне рокерских. Играл он прямо оооочень "тяжелые" вещи, без компромиссов для публики, импровизировал. В пустом переходе - для самого себя больше, по ощущениям.

Ещё одно письмо Леониду Брежневу

У меня тоже есть история к дате - дурацкая очень. Сейчас, тут сначала каминг-аут надо один, - признается у себя в Фейсбуке когда-то дончанка, а теперь москвичка Леся Орлова.

В семье нашей бережно хранился (да и по сей день хранится) один документ. Это письмо. Оно написано на зеленой обложке от школьной тетради - на развороте этой обложки, выданной, видимо, для рисования. Там линейки проведены - и дальше печатными буквами, как полагается, с перевернутыми не в ту сторону буквами "Я", "Р", "З" и т.д.

Оно начинается с обращения: "Дорогой Брежнев!" Ага, вот так, не больше и не меньше. В общем... это я писала. Да. В пять лет. Письмо исполнено драматизма, вообще характерного для челобитных. Хотя... это не очень и челобитная. Жалоба, скорее.

Я, видите ли, в этом письме "дорогому Брежневу" жаловалась. На всех и на все. На родителей, на брата, на бабушку, на прабабушку, которая какую-то расческу, что ли, у меня отобрала, и даже на медсестру в детской поликлинике, которая как-то грубо меня толкнула (там реально какая-то гадина была, потому что этот эпизод я, кстати, отчетливо помню до сих пор), и вообще никто меня не понимает, и молча гибнуть я должна.

Словом, изливаю душу - и, хотя прямо не прошу разобраться с виновными со всей строгостью, но какая-то такая бесхитростная манипуляция сочувствием "дорогого Брежнева" там просматривается, да.

К жалобам перехожу с места в карьер, без прелюдий, а в конце вежливо интересуюсь, как вообще дела и как обстоит здоровье. Что это было и откуда это взялось - никто в семье так никогда и не понял. Посмеялись, конечно. Когда стала постарше, дразнили Павликом Морозовым.

Ясный перец, никакого интереса к Брежневу и каких-либо вообще упоминаний о нем в доме не было. Ну, телек, наверное, с каким-то очередным "дорогим Леонидом Ильичом" да садик, где, видимо, его как-то прокламировали, - вот и все источники, которые приходят в голову. Кроме того, думаю, это я уж совсем до зверского отчаяния и злости была доведена: в семье у нас бегать жаловаться принято не было, доносчику был первый кнут... и, наверное, там все так сошлось, что я и избрала последнее оружие вот такое.

Да, так вот. Это, стало быть, первое проявление Брежнева в моей жизни, а второе - это как раз его похороны. Я была в первом классе, накануне меня приняли в октябрята, две недели назад мне исполнилось семь лет. [Брежнев умер 10 ноября 1982 года, объявили о смерти 11 ноября, похороны прошли 15 ноября: этому предшествовали три дня траура, в день похорон отменили занятия в школах]

И была у меня подруга любимая, Света. Соседка, жившая этажом ниже. Я у нее дома проводила любую свободную минуту и вообще бегала за ней хвостиком. Она старше на три года, ей было целых десять лет, чудовищная пропасть, временами, надо думать, она сильно от меня и моего обожания уставала и троллила, как сейчас говорят.

Света была уже пионером, мне до нее было - как до луны. Мы были одни, по телеку шли похороны. Мы уже во все поиграли - и тут Свету внезапно осенило.

Строго глядя мне в глаза, она объявила, что некогда ей тут сейчас со мной. У нее ответственное и важное дело. Все пионеры по всему Советскому Союзу, - чеканила Света, - в эти минуты должны стоять в почетном карауле у своих телевизоров, отдавая пионерский салют усопшему.

Сама потрясенная величественностью озарившего ее замысла, Света с горящими глазами достала галстук, стремительно его повязала, встала перед телевизором, вскинула руку в салюте и замерла.

Шли минуты. Я была потрясена и совершенно унижена. Я тоже очень хотела стоять со Светой в карауле, но ничтожество мое было очевидно - октябрятам было нельзя, не по чину. Поэтому я сидела на подлокотнике кресла, чуть не плача - не от зависти, как можно завидовать Луне? - а от трезвого и горького сознания своего непоправимого ничтожества.

Света стояла-стояла, потом ей, видимо, надоело - похороны были какие-то нереально долгие, там вообще ничего не происходило, кажется! Плюс ей стало меня жалко. Поэтому она смягчившимся тоном вдруг объявила, что совершенно запамятовала важнейшую подробность!

В эти скорбные часы ненадолго, только на период похорон, пионеры Советского Союза получили полномочия принимать в свои ряды любых октябрят, буде таковые окажутся поблизости и выразят желание встать в почетный караул.

У Светы поблизости как раз по случайности оказалась я, уже чуть ли не прыгающая по этому поводу на задних лапах, как обезумевший от счастья щенок. Поэтому она взяла второй галстук (их у всех было по два, и у меня позже - тоже) и реально приняла меня там в пионеры, наговорив какой-то торжественной белиберды, потому что пионерскую клятву дословно не помнила.

Строго сдвинув брови, долго поправляла мне руку в салюте - по ее мнению, я все время как-то недостаточно ровно держала ладонь. И вот мы с ней - маленькая я и большая Света - реально так какое-то время постояли у телека, и мне, между нами говоря, было абсолютно безразлично, что там такое происходит с дорогим Брежневым: я была совершенно заворожена торжественностью момента.

Когда меня потом реально приняли в пионеры через два года, ни малейшего энтузиазма по этому поводу я не ощутила, что сочла проявлением какой-то своей глубинной ущербности и душевной черствости - и как могла от всех скрывала.

...Мы со Светой всю жизнь потом продружили. Гигантская разница в три года исчезла, как и не было ее. Я была свидетельницей на ее первой свадьбе и крестной ее второго ребенка уже в другом браке, она была в курсе всех моих извилистых личных историй, все радости и беды мы делили - отмечали дни рождения и хоронили наших родных, наших мам, переезжали в другие квартиры, помогали друг другу в бытовых проблемах и внештатных серьезных случаях.

Вместе выпивали на девичниках в хорошей сложившейся компании, ходили в кино и менялись книгами... Эту историю про стихийный прием в пионеры неоднократно рассказывали на два голоса, по ролям буквально, и ржали, конечно, как сумасшедшие...

Сейчас она, Светка моя, там, в Донецке. В уже пострадавшем от обстрела доме, да еще, как нарочно, последний этаж у нее. У нее нет возможности уехать, она работает и очень тяжко зарабатывает на жизнь, обеспечивает семью. И я волнуюсь, скучаю и молюсь за нее и ее родных каждый вечер. И не представляю, как и когда мы увидимся вновь.

Дорогой Брежнев, как мне тошно и страшно, как я зла, какой беспомощной себя чувствую, буквы "р", "я", "з" и "е" я теперь пишу в правильную сторону, да и вообще на самом деле печатаю на неведомом тебе устройстве, но мне так нужно перечислить все это, только беды-то уже совсем не мелкие и не смешные, и письмо мое опять никто никуда не отправит, да и вообще ничего уже никогда не будет, как раньше.

Отсюда

Несколько слов про Ленку Герус

Телефонов, по которым вряд ли когда позвоню, в мобиле все больше.

Невероятно сложно писать в прошедшем времени о человеке, с которым общался совсем недавно.

Ленка появилась в моей жизни потому, что в один из двух опрометчиво отданных мне в управление отделов требовался человек, который занялся бы переводами новостей из иностранных первоисточников. Для начала просто переводами.

Старинный приятель мигом предложил услуги своей девушки, которая как раз заканчивала факультет романо-германской филологии Донецкого Государственного Университета и утверждала, что не только любит спорт, но еще и в нем разбирается.

Я был немногим старше, но имел много больше профессионального опыта, предпочитая изображать строгого и требовательного начальника. В общем, обычная история для начинающего, который уже не зеленый, но мнит много больше, чем стоит.

Диплом она защитила уже точно зная, что постоянным местом работы будет газета, которая еще не вышла в том виде, в котором должна была. Мы работали в мусорную корзину и для опыта. Оттачивая и доводя.

Дело было в газете Салон Дона и Баса, которая еще была просто газетой бесплатных объявлений, а именно весной 1997 года, когда ее владелец собрал группу местных журналистов, задавшись целью переделки издания в качественно новый формат. Я был одним из них. Самым бестолковым.

Ленка оказалась яростной битломанкой. Играла в бадминтон у легендарного Зубова. Следила за Ливерпулем и всем, что с ним связано. Спорт она действительно любила, но не разбиралась, конечно. Как не разбиралась и в журналистике, но дневники вела и писать любила. Потому с ней можно было творить, что угодно. Я рискнул. Руководство тоже.

Это было время последних романтиков пера. И, если не ошибаюсь, то первый случай в Донецке, когда пишущей штатно в газете спортивной журналисткой оказалась женщина. Речь не про говорящие головы/сиськи по дуроскопу, а именно про работу с текстом, точность фактажа и скорость обработки информации, что отличает спортивную журналистику от прочей.

Осень 2014 в Донецке

Video thumbnail for Осень 2014 в Донецке

Евгений Лукьянов порадовал атмосферным видео из осеннего Донецка.

Еще четыре недели в городе Дебальцево

Со времени написанного Владой, прошли снова четыре недели и вот - новое письмо, новая публикация.

За прошедшую неделю во двор родителей моей подруги дважды влетали снаряды. Оба раза родители чудом уцелели. В первый раз не пострадал и дом, во второй - стекла выбило и поплавило жаром, побило стены, крышу, посрезало деревья. После первой мины образовалась воронка шириной около пяти метров и глубиной в два. Приехавшие украинские солдаты посмотрели, почесали в затылке и заявили: "Ну да, наше. Просто у нас наводчик неопытный".

Вчера после обстрела приехало ОБСЕ, разговаривало с людьми. Им рассказали, что стреляют украинские военные. Откуда знают люди? Два месяца армия стоит на одних и тех же позициях, ходят по городу, постоянно стреляют из одних и тех же мест.

Если стреляют близко, слышно и залп, и полет снаряда, и падение. Все это жители пытались объяснить и ОБСЕ, и журналистам, которые приехали снимать очередной репортаж.

Сегодня медсестра рассказала подруге, что видела этот репортаж. Слова людей вырезали, оставив лишь интервью с военным. У него спросили, почему жители думают, что стреляют украинские военные. Он ответил, что вот такие они неблагодарные, их защищают, а они нас обвиняют.

О том, что мы - неблагодарные и ленивые, часто говорят местным жителям. Соседи приходят, рассказывают, как солдаты осуждают нас за грязь в городе и запущенные огороды. Я не знаю, где они привыкли к стерильной чистоте, у нас обычный город. Сейчас даже мусор снова начали регулярно вывозить, чего не делали в первые недели из-за постоянных бомбежек. А огороды - ну извините, люди и так под выстрелами пытались выкапывать урожай, многие просто не могут добраться до дачных участков.

Еще одно наблюдение: часто видим пьяных солдат, я сама дважды наблюдала, как они в огромных количествах закупают алкоголь. В дома в частном секторе приходили нетрезвые солдаты, требовали их накормить и рассказать, где сепаратисты. Пьяный защитник с оружием - очень нужная вещь, да.

Так вот: мы не неблагодарные и не ленивые. Мы злые! Потому что устали! Кто-то уже просто не реагирует на выстрелы, я до сих пор при первом залпе вздрагиваю все телом, после чего появляется желание поймать этого стрелка, засунуть ему это дуло сзади по самые гланды и оторвать руки, чтобы не мог вытащить. Или еще лучше: засунуть его в бомбоубежище и выстрелить 40 раз подряд, как делает он, чтобы в ушах звенело и стены дрожали. Посидит так денек, не понимая, сколько это будет продолжаться, куда летит и где приземляется,может поймет, почему здесь не радуются таким защитникам.

Я не говорю, что мы бы радовались ополченцам, если бы они делали то же самое. Я понимаю людей, которые находятся в городах, откуда стреляют днровцы (правда, я не знаю, что это за города). Я не кричу "Россия, приди" и никогда даже не планировала уезжать из Украины.

Но сейчас мне хочется покинуть этот театр абсурда, где люди гибнут непонятно за что, где армия воюет за деньги жителей, где власть не способна обеспечить своих солдат необходимыми вещами, зато бодро отчитывается, что они "будут стоять до конца". Дорогие, автоматы в руки - и идите стоять, чего ж вы в телеке постоянно?

Люди! Почему вы считаете это нормальным?? Почему вы требуете не остановить войну, а добавить оружия, техники, привести больше людей! Ради кого это все? Кучки шакалов, пришедших к власти на крови, а теперь мечущейся между более сильными шакалами? Ведь если все сложат оружие, то войны не будет. Я понимаю, что это невозможно, но блин, почему меня обвиняют в том, что я зомбированная люди, требующие больше крови??

Я не верю, что сейчас люди что-то решают. И оружие, и деньги дают спонсоры, которые уже наверняка договорились обо всем, посчитали, кто сколько наварит на этой войне. Люди? Лес рубят, щепки летят. И сейчас эти щепки в очередной раз отправили куда-то 5 снарядов.

Радуйтесь те, кто находится далеко от этого кошмара. Спасибо тем, кто поддерживает меня, переживает, предлагает помощь. И умоляю - заткнитесь те, кто кричит о нужности АТО и что это нужно просто пережить! Или же приезжайте ко мне, я с удовольствием предоставлю вам комфортное бомбоубежище, покажу, куда ходить за водой и расскажу, как по звуку определить тип снаряда и что нужно делать, если вы услышали выстрел.

Билет обратно - за ваш счет.

Куда бы я пошел в Донецке после всего?

Просили назвать пять мест в послевоенном Донецке, куда я отправлюсь сразу, как только тут все закончится.

Ночной Донецк

Начну с того, что замечу - после того, как мое общение с психологом стало ежедневным, я стал во всем видеть некий психотерапевтический подвох, потому и просьба описать свое виртуальное путешествие в будущее видится мне какой-то очередной имагинацией или чем-то похожим.

Общение с психологами, к слову, как-то очень негативно повлияло и на мое отношение к религии, вот что ужасно. Во всяком случае, на многие вещи я стал смотреть иначе, я вот как-то вдруг понял, что все религии это отчаянная попытка человека примириться с самим собой, еще немного, и я окажусь близок к созданию своей собственной ереси, меня поймают и скормят голодным зверям, но это слишком уж личное.

Попробую вернуться к главному. Когда мы загадываем возвращение в Донецк будущего, то, на самом деле, мы говорим о Донецке из прошлого. О том, который помним. С аэропортом, например, о котором ленивый не поинтересовался – зачем его такой огромный построили, не нужен такой большой Донецку, стоит же теперь полупустым постоянно. Еще, помнится, о железнодорожном вокзале тоже часто спрашивали что-то похожее. Не дай бог, окажется, что примета.

Если возвращаться в Донецк из прошлого, то почему это должен быть город образца 2013 года? Я бы повернул ручку регулятора подальше назад. Я понимаю, что я совершенно не прав, пытаясь зацепиться за картинки из совсем уж далекого прошлого, но весь этот хрупкий и почти придуманный мир живет исключительно в моей голове, как коллекция детских игрушек у того пожилого гражданина из «Амели», которую он случайно нашел, а потом перебирал со слезам умиления. Так и я, с той лишь разницей, что я почти ничего не забыл, многое помню и самое главное - гарантирую, что никогда не найму гаубичный расчет, чтобы вернуть затерянный мир на его прежнее место. Это просто мое.

Что сейчас происходит в городке Дебальцево?

Маленький городок Дебальцево занимает ключевое положение на границе Донецкой и Луганской областей, а потому уже которую неделю буквально живет под перекрестным огнем минометов и артиллерии.

Мой товарищ Александр Морозов вернулся в родной город после учебы в университете и теперь подробно описывает происходящее там. Впечатляет даже дончан, у которых просто город больше.

* * *

18 сентября около 16 часов, рядом с единственным работающим на посёлке магазине разорвалась мина, в магазине осколками повреждён холодильник. Ранена девочка 7 лет, которую мама послала за хлебом...

Ещё около магазина ранило молодую пару Малаховых. Они сейчас в больнице в Светлодарске. Скорая не приезжает. Еле нашли частников, чтоб отвезти в больницу. В Светлодарске уже не принимают. Нужно везти в Артёмовск. А если не довезут, путь то не близкий…

19 сентября стреляли около 6 утра. В ТЧ-10 у дежурного окно пробило,в комнате инструктажа окно разбито. В крышу медпункта попала мина и в крышу колесного цеха. На ПТО окна все вылетели.

Тепловоз 3515 в решето, окна крыша и кузов в дырах, возле крановых бригад падало. Воронка возле переезда на второй площадке. Вывалена секция бетонного забора и три железобетонные шпалы разорваны в пух...

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк